Пептиды Хавинсона

Лучшие пептиды можно купить здесь


Интервью Владимира Хацкелевича Хавинсона, Президента европейского отделения Международной Ассоциации Геронтологии и Гериатрии (МАГГ), члена-корреспондента РАМН, директора Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии СЗО РАМН, заслуженного изобретателя РФ, профессора, доктора медицинских наук, главного научного консультанта Центра Ревитализации и Здоровья.

                             

Владимир Хацкелевич, в своих выступлениях Вы неоднократно говорили о том, что видовой предел жизни человека составляет 110-120 лет. Почему сегодня современный человек, который живет в эпоху интенсивного экономического развития, серьезных открытий медицины, науки не может пока еще достичь этого предела. Какие факторы влияют на преждевременное старение и износ ресурсов организма?

Ну, во-первых так – Вы знаете, дело в том, что существует понятие средняя длительность жизни
 и видовой предел для всех организмов - мышей, крыс, обезьян, человека, слонов, тигров, кого хотите. Так вот, видовой предел в жизни человека действительно составляет 110-120 лет. Мировой рекорд в этой области 122 года, прожила француженка, Жанна Кальмон.  Как это изучается? При наличии документов, как правило церковных: дата рождения и дата смерти. Если этих документов нет, то случай не учитывается. Вот в России самая большая длительность жизни 117 лет, при наличии документов. Мы запрашивали документы из Государственного архива, это жительница Якутии, Варвара Семенникова, прожила 117 лет.

Во-вторых, на сегодняшний день в мире проживает 88 человек от 110 лет до 114. Ведется специальный регистр в США лиц, перешагнувших предел в 100 лет. Кстати, из этих 88 человек 85 – это женщины и всего три мужчины. В мире на сегодняшний день живёт более двухсот тысяч человек, перешагнувших столетний юбилей. Поэтому мы видим, что это возможно, это реально. Хотя в Петербурге около 100 человек тоже ста лет и больше при нашем климате: вода, влажность и т. д. Но средняя длительность жизни, я имею в виду в таких странах, где нет каких-нибудь потрясений и экономически-устойчивых странах, в общем средняя долгожительность в районе 80-85 лет. Это имеются ввиду северные страны Скандинавия, Япония, Канада. Те страны, в которых государство заботится о людях, там, где устойчивая многолетняя экономика. К примеру, в России и Украине было столько войн, революция, репрессии, голод - все это отразилось и на генетике и на всем. Поэтому конечно же в основе лежат социальные факторы, вернее сказать: два фактора – это генетика и внешние воздействия. Гармония между этими двумя понятиями и определяет длительность жизни. При чем, что интересно, генетике принадлежит зависимость длительности жизни всего 20-25%, а остальное – это внешние факторы, в том числе и коррекция с помощью тех или иных биорегуляторов. Россия и Украина – очень сходные страны, сходная и длительность жизни, к сожалению эта длительность жизни не биологическая, а социальная. К примеру, в Петербурге мы проводили исследования в определенном районе средняя длительность жизни у женщин 82 года - такой микрорайон, где в основном проживает интеллигенция, где нет заводов и фабрик, где меньше наркоманов, алкоголиков; у мужчин 74 года, почти Швейцария. Уровень культуры, уровень интеллекта, эволюции являются определяющим в длительности жизни. Ну конечно биологические факторы: полноценное питание, качественная вода, физкультура. Ну и конечно же биорегуляторы, не только пептидные, которые я разрабатываю, есть антиоксиданты, продукты пчеловодства, кстати очень хорошие и эффективные препараты на их базе делаются. Даже продукты из чеснока и лука, вон пожалуйста в Китае есть лекарство против опухолей на базе чеснока. Подход должен быть всесторонний, комплексный к этому вопросу. Но тем не менее на сегодняшний день уровень развития человечества еще не достаточный для использования всех резервов, заложенных в природе. А природой заложено человеку жить в общем до 100 лет и это реально. Мы знаем очень много примеров, когда человек доживает и до 90 лет, и работает, ну например президент Академии Наук Украины, академик Патон Борис Евгеньевич, 92 года, прекрасно поживает. Пока это конечно исключение, но я думаю в перспективе будет повышаться сегмент трудоспособности населения. Это говорит о том, что будет повышаться пенсионный возраст, потому что невозможно иначе существовать человечеству. Выход на пенсию в России для женщины 55 лет - такого нет нигде в мире. И никакая страна экономически этого не выдержит. Даже страны западной Европы сейчас озабочены тем, чтобы люди пожилого возраста участвовали в жизни общества, не просто отдыхали. Я лично считаю, что следует снять ограничения в области науки, культуры, образования, никакого ограничения по возрасту быть не должно. Критерием является одно – это эффективность труда конкретного человека. Вот например в Киеве, в Институте Геронтологии академик Олег Васильевич Карпенко, прекрасно работает, ему 82 года, каждый день ходит на работу, умнейший человек, ездит на все конгрессы, конференции. Вот недавно мы с ним были в Италии. Всего лишь правильный образ жизни и центр ревитализации тоже должен в этом участвовать, повышать культуру жизни населения.

А существует ли какая-либо система, которая борется с преждевременным старением?

Конечно же существует – это умственное развитие, вот и вся система, т. е. уровень интеллекта – является главным доктором любого человека. Если человек не соображает ничего, пьет, курит, неправильно питается – какое долголетие, какие препараты, ему ничего не поможет, я уже не говорю про алкоголиков и наркоманов. Поэтому, подчеркиваю еще раз, геронтология начинается с детского сада, с уровня культуры. Мы проводили исследования в Санкт-Петербурге по долгожителям и что оказалось достоверным – долгожитель не тот, кто пил чай, кофе, а достоверным долголетия оказался ритм приема пищи. Те люди, которые завтракали, обедали и ужинали примерно в одно и то же время жили дольше. Мы тоже очень удивились. Поэтому образ жизни, уровень культуры, своевременная диспансеризация, проведение исследований, выполнение анализов: уровень глюкозы, холестерина, кардиограмма - это все нужно делать ежегодно всем людям, в перспективе конечно – это генетический паспорт. Знание генов, знание предрасположенности к заболеваниям, которые у человека могут появиться. Не для того, чтобы напугаться, а для того, чтобы своевременно принять некие меры защиты этих органов и тканей. Медицина будущего – это медицина профилактическая, профилактика возрастной патологии и отодвигание болезней старения до 80-90 лет. Так человек может быть полезным для семьи, эффективным для общества и меньшая нагрузка на пенсионный бюджет.

Как раз. Мы знаем, что Институт Биорегуляции и Геронтологии, который Вы возглавляете разрабатывает такие уникальные препараты, которые способны помочь здоровому человеку с какими-то незначительными патологиями продлить свое активное долголетие. Расскажите подробнее об этих препаратах.

 

Мы разрабатываем собственно не препараты, а концепцию, это системный подход, который заключается в исследовании механизмов старения. И что оказалось – мы вначале это изучали при различных экстремальных воздействиях на человека. Различный стресс, экстремальное воздействие, облучение, отравление, травмы, все это приводит к снижению синтеза белка в различных органах и тканях: прежде всего в мозге, в иммунной системе, эндокринной системе и т. д. И вот препараты, изначально-созданные нами, выделенные из органов животных иммунной системы, из мозга, из печени, из поджелудочной железы, из хрящей восстанавливали синтез белка в тех тканях, которые подвергались тому или иному экстремальному воздействию. Дальше казалось больше. При старении процессы абсолютно идентичны, только они растянуты во времени. То есть, старение – это плавное снижение синтеза белка, приводящее в конечном итоге к нарушению функций и в результате гибели организма. Пептиды вначале выделяются из телят в частности, очищаются предварительно, а затем уже на их базе делаются и выделяются активные пептиды, которые далее и создавались. Это привело к тому, что введение этих препаратов со второй половины жизни животным способствовало увеличению средней длительности жизни на 20-40%, в разных моделях по-разному. Мы провели 25 экспериментов, нигде в мире эксперимент в таком объеме никто не выполнял, ни в США, ни в Европе, ни в Азии. В то время, 20-30 лет назад, поступления для затрат на все исследования поступали безразмерно, наука была в почете. Создание одного препарата обходится в 300-400 млн. долларов, в США это конечно считалось. И именно это способствовало тому, что в Петербурге созданы лучшие в мире геропротекторы. Что это такое? Это вещества, замедляющие старение. Этими геропротекторами оказались пептидные молекулы, которые мы собственно и разработали. И именно их системное применение предназначено для людей, условно скажем «второй половины жизни», начиная примерно от 40 лет; а в общем и людям, подверженным экстремальным факторам, к примеру спортсменам. Вот у нас Олимпийская сборная по художественной гимнастике, которую возглавляет Винер Ирина Александровна и которая нас попросила заниматься здоровьем ее подопечных спортсменок. Сейчас добавилась еще и сборная по гребле, мы на это получили определенные деньги, гранты от Министерства Спорта и Туризма. Оказалось, применение спортсменами наших биорегуляторов привело к увеличению ресурса возможностей. А что такое спорт – это непрерывный синтез белка, с какой скоростью происходит биохимическая реакция во время спорта – такой будет и результат. Пептиды ускоряют восстановление ряда веществ, участвующих в синтезе и в этом плане они крайне эффективны в спорте. Поэтому применение пептидных биорегуляторов полезно всем людям, так или иначе подверженных воздействию экстремальных факторов, даже в возрасте 20 лет. Или к примеру, возьмем Украину, Чернобыль и всю зону поражения. Я лично считаю, стопроцентно всем людям, которые были задеты этой радиацией в любом возрасте абсолютно необходимо применение комплекса этих пептидных биорегуляторов, которые находятся в «Центре Ревитализации и Здоровья», особенно препарата иммунной системы, «Владоникс» в частности. Более того – в этом году у нас вышла книга, посвящённая печальной годовщине 25 лет аварии в Чернобыле. Эта книга расскажет об оценке влияния наших препаратов на здоровье ликвидаторов чернобыльской трагедии. Те люди, которые принимали препараты иммунной системы, мозга, половой системы – у них абсолютно достоверно длительность жизни больше, а частота возникновения рака значительно меньше. Более того, мы проводили специальные исследования и на животных по влиянию канцерогенов и облучения на частоту возникновения рака. Так вот, введение биорегуляторов из иммунной системы, я имею ввиду «Владоникс», животным после воздействия канцерогенов привело к снижению частоты возникновения рака, прежде всего рака молочной железы в пять раз. А в ряде экспериментов мы получили снижение частоты опухолей в семь раз. Поэтому применение «Владоникса» и еще ряда препаратов, входящих в комплексное применение пептидов абсолютно необходимо той части населения Украины, которая географически находится в зоне чернобыльской катастрофы. И что интересно, никто из современной Украины не спрашивает об этом препарате. А должна быть специальная программа для людей, которые подверглись воздействию радиации или изотопов, и т. д. Это крайне важная тема и крайне актуальная для Украины.

Какие побочные действия могут проявиться при применении пептидных препаратов?

Все наши пептидные биорегуляторы состоят из пептидов, а пептиды состоят из аминокислот. Это всё элементы пищи, все наши биорегуляторы входят в состав белков пищи - это мясо, рыба, растительная белковая пища. В этом абсолютное гениальное отличие. Заметьте, я не называю наши препараты ни лекарствами, ни БАДами, это биорегуляторы, т.е. это натуральные продукты, которые участвуют в циркуляции обмена жизни. Они присутствуют во всех продуктах питания, даже в растениях есть пептиды. Мне задают вопрос: «А как же так, вот слон или корова, которые не едят мяса, а какие они здоровенные?» Они тоже употребляют пептиды и белки, но только они их получают из растительной пищи. Наши некоторые партнеры из свеклы, из моркови и других овощей выделяли пептиды. Пептиды или аминокислоты, они есть везде. Поэтому в принципе невозможны побочные эффекты, даже теоретически, это элементы пищи. Конечно, если вы съедите десять килограмм клубники, понятно, что вам будет плохо. То же самое – если вы съедите килограмм наших биорегуляторов – то попросту будет белковая нагрузка. Но это уже не побочное действие препарата, а побочное действие собственной глупости.

Где можно приобрести Ваши препараты?

Пептидные биорегуляторы можно приобрести в Научном Центре Ревитализации и Здоровья. Они не поступают ни в аптеки, никуда, строго моно-структурно они попадают только в Центр Ревитализации и Здоровья. Объясню почему. Мы противники того, чтобы наши биорегуляторы попали в аптеку. Как только попадает что-то в аптеку начинается фальшивое производство, это бич всего мира. И чем лучше продукт, тем с большим удовольствием всякие нехорошие люди его подделывают. Если это где-то продается не под брендом НПЦРИЗ – все является нелегальным и незапатентованным продуктом. Вот почему мы сочли необходимым препараты поставлять только нашим партнерам в Центр Ревитализации и Здоровья, которые обеспечивают контроль качества; которые крайне аккуратны и осторожны, внимательны и мы им полностью доверяем.

 

Как получилось, что именно эта компания стала стратегическим партнером?

Исторически сложилось так, что институт и различные наши организации не занимаются ни продажей, ни рекламой. Мы познакомились с доктором Пинаевым Романом Николаевичем очень давно, уже около 20 лет назад, он работал в институте онкологии в свое время, ученый. И потом когда он создал вот эту структуру нам было приятно наше знакомство продолжить уже в области продвижения наших биорегуляторов. Вот так возникло наше сотрудничество на базе совместных научных исследований.

С какой периодичностью человеку необходимо проводить профилактические курсы данными препаратами и в какой дозировке?

Это очень важный вопрос. Если человек молодой – одного раза в год достаточно провести курс из семи препаратов. А чем старше человек, тем полноценней и интенсивней должна быть поддержка, поэтому уже увеличиваем до двух раз в год. В рядовом случае профилактики этого будет достаточно. Дозировка указана в инструкции, обычно применяются по две капсулы в день, утром и вечером и занимает курс два месяца. Это в случае отсутствия выраженных болезней для поддержания здоровья. Если есть какие-либо заболевания, тогда схема несколько меняется, дозировки увеличиваются, курс удлиняется.

Нужно ли перед их приемом консультироваться с врачом?

Так как данные биорегуляторы являются элементом пищи, то консультироваться не обязательно. Нужно консультироваться с любым здравым смыслом. Ну вот к примеру, принимая поливитамины мы ведь не консультируемся. Так вот это по сути дела такого же рода пептидные субстанции, равносильные по понятиям витаминам.

Если человек по социально-экономическим причинам не может позволить себе курс из всех семи биорегуляторов какие два-три наименования как наиболее важные вы можете порекомендовать?

Безусловно – это иммунная система, в частности «Владоникс», далее для мозга «Церлутен» – это крайне важно, я имею ввиду те проблемы, с которыми сталкиваются люди в возрасте. Крайне важный препарат «Сигумир», это препарат хрящевой ткани. Вот эти три пожалуй крайне важны, потому что основная патология связана с этим.

Владимир Хацкелевич, а сами Вы или Ваши родственники принимаете пептидные биорегуляторы?

Мои родственники, вот - мои отец и мать, портрет их стоит у меня в кабинете.

Отец прожил 92 года, умер правда от несчастного случая, а так был здоровым человеком, не было ни инфаркта, ни инсульта, ничего. Маме моей 91 год, хотя у неё 35 лет диабет, было поражение сетчатки. Она принимает эти препараты в течении 25 лет, отец принимал тоже двадцать лет. Она считает, что она живет вот так вот полноценно и более менее только благодаря препаратам. Я лично принимаю эти препараты уже пятнадцать лет, правда делаю тоже и в виде инъекций, что-то в капсулах. Забота о здоровье очень важна. С возрастом мы только ведь рассыпаемся и мало что делаем для того, чтобы сохраниться. Чем старше, тем больше должны быть дополнительные воздействия, препятствующие разрушительному процессу природы.

Сейчас в мире очень серьезная проблема – это заболевание раком. В России ежегодно вновь регистрируется более полумиллиона случаев рака. Могут ли пептидные биорегуляторы вывести человека из зоны риска по данному заболеванию и почему?

Возникновение рака – это опять же таки проблема категории «поли», у рака много локализаций, но в основе лежат конечно функции иммунной системы, именно иммунной системы, в частности таких клеток, как лимфоциты. Вначале не появляется сразу рак, возникают отдельные клетки, которые мутируют, называются раковые. Иммунная система их уничтожает при условии, если иммунные клетки полноценны. У нас каждый день образуются некие клетки-мутанты и иммунная система их благополучно уничтожает. Как только иммунная система ослабевает, то она не может сдержать и уничтожить на раннем этапе эти мутировавшие клетки и возникает рак. Поэтому введение пептидов, стимулирующих функцию иммунной системы, в частности клеточного иммунитета, Т-лимфоцитов, является абсолютным фактором, позволяющим снизить риск онкозаболеваний. Более того, подчеркиваю, мы это опубликовали – мы впереди всей планеты в этом вопросе. Мы показали, что применение пептидов иммунной системы после воздействия канцерогенов специальной модели ДНБА - это такое вещество, которое есть в сигаретном дыме, или воздействие облучения, воздействия изотопов, это все канцерогены, некоторых вирусов привело к снижению частоты возникновения рака в среднем в три-пять раз. Это мировой рекорд, наше достижение. Проведено было где-то 15 экспериментов на нескольких тысячах животных. И поэтому я хочу вам сказать, всем объявить, что применение «Владоникса» (это аналог «Тималина», который принимался ликвидаторами аварии на ЧАЭС) дает возможность снизить риск раковых заболеваний в несколько раз. Это я вам заявляю, как главный геронтолог Европы.

Как вообще пришла идея создать такие уникальные препараты?

Уникальные биорегуляторы? Талант. Есть разные люди по степени умственного развития, это зависит и от таланта и от уровня образования, воспитания и ситуации в обществе. Невозможно что-то конструктивное изобретать там, где идут всякие передряги, возьмем к примеру Африку или некоторые страны Азии. Должна быть полноценная инфраструктура Государства, которая позволяет получить образование, которое позволяет иметь доступ к информации, т.е. наличие библиотек, наличие научных школ – вот такая среда. Вы знаете, я был как-то в одном городе в Сибири и там жил один академик. Он говорил мне: «Знаете, мы тут сделали такие исследования, наверное скоро я должен получить Нобелевскую премию.» А я тогда еще был только доктором наук и сказал ему, что это вряд ли. Он спросил: «Почему?» «А у Вас нет критической массы интеллекта.» И любые достижения в мире, что-то крупное не могут появиться на пустом месте. Это закон количества качества открытый Гегелем, никто его не отменял. Прежде всего мы работали на научной базе, я учился в Военно-Медицинской Академии, до этого я закончил Минское Суворовское Военное училище с золотой медалью. Как-то я был на кафедре физиологии, ее в свое время возглавлял Лауреат Нобелевской премии академик Павлов, потом были другие там профессора. И вот когда я ходил по этой кафедре, будучи студентом второго курса Военно-Медицинской Академии, я всегда говорил, что являюсь духовным внуком Павлова. Они передавали все эти знания нам. Поэтому очень важно где ты получаешь образование. В захудалом институте на периферии или в Московском Университете, Петербургском Университете – есть разница уровня образования.  Вот в нашей Военно-Медицинской Академии преподаватели были все знаменитые ученые, именно благодаря им и доступу к различного рода информации, плюс финансовое обеспечение – на фоне всего этого и возникают открытия и изобретения. Это такой многофакторный результат.

Есть ли аналоги у биорегуляторов в мире?

Хороший вопрос. Мы единственный институт в мире, который имеет полную коллекцию пептидных биорегуляторов, в количестве тридцати видов. Нигде в мире подобного нет. Отдельные пептидные разработки конечно существуют. Но мы открыли систему. Пептиды – это система сигнальных молекул, регулирующих экспрессию генов и способствующих дифференцировке клеток и увеличению ресурса жизнедеятельности организма. Вот суть нашего открытия. Отдельные пептиды не играют большой роли, они конечно разрабатываются различными институтами. Но система есть только у нас. Нами это открыто и предложено в виде лекарственных препаратов. Наша цель – это не биодобавки, мы работаем ради создания лекарственных препаратов.

Замечательно. Скажите, Владимир Хацкелевич, над чем сейчас работает возглавляемый Вами институт, какие новые пептидные биорегуляторы или новые препараты на их основе мы можем увидеть в скором времени?

У нас в разработке находится около пятидесяти новых пептидов. Мы их изучаем не в институте, это невозможно сделать на базе одного института, это комплексная работа, в которой участвует восемь стран: Германия, Италия, Франция, Швейцария, США. Где наши сотрудники работают совместно с различными сотрудниками других стран, имеющих более сложную технику, более новые методы. У нас в России к сожалению, нет возможности приобрести всю эту технику из-за финансовой ситуации, но и наработки других стран, их достижения тоже важны для совместной продуктивной работы. Именно эта совместная огромная кооперация позволяет и уже позволило нам найти новые препараты. Ну вот например, у нас есть один из пептидов, который подавляет развитие хеликобактер пилори, это микроб, вызывающий язву желудка и рак. Он полностью уничтожает этот микроб, но не в плане антибиотика, а стимулируя защитный ресурс клеток желудка. Блестящий результат. Или один из пептидов мозга, разработанный совместно с учеными из Московского Государственного Университета, мы просмотрели влияние при гипоксии. К примеру рождение детей с различными отклонениями, ДЦП и т. д. Оказалось, что если вводить во время беременности один из наших пептидов он защищает клетки мозга. В том же МГУ, совместно с член-корреспондентом академиком Ванюшиным мы показали, что пептиды взаимодействуют с ДНК. Пептиды регулируют активность генов, взаимодействуя с ДНК – вот суть еще одного открытия. Причем, эти пептиды взаимодействуют каждый только с определенным участком ДНК в зависимости от его структуры. Называется это – комплементарное взаимодействие пептидов и ДНК, кое является ключом к жизни, ключом ко всему живому. Наши пептиды и являются вот этими сигнальными молекулами, запускающими активность генов и способствующими полной
реализации всей генетической программы, заложенной в человека.

 

Есть какие-либо медицинские центры, куда может обратиться человек и для него индивидуально составят программу биорегуляции?

Конечно есть, таких центра два. Это наш институт и клиника «Древо жизни».

Это доступно только состоятельным людям или в принципе на профилактическую меру может пойти житель со средним доходом?

Вы знаете, я сторонник бесплатной медицины. Государство должно волноваться о здоровье своих граждан, как было в Советском Союзе и это было правильно сделано. Кстати во многих не бедных странах, таких как Объединенные Эмираты, Сингапур медицина бесплатная. Государство оплачивает и медицину, и образование. Что касается нашей системы: к примеру, есть машины – жигули и роллс-ройс - у этих марок существует ряд моделей и каждый по своим возможностям приобретает доступную модель. Точно также и в медицине, можно сделать только анализ крови, можно сделать генетический анализ, можно купить какие-нибудь препараты, может один препарат или три препарата. В зависимости от твоих приоритетов. Например, наша пептидная программа стоит меньше, чем человек тратит в год на курение или на алкоголь. Никто же об этом не говорит. Поэтому абсолютно доступно для любого человека, но по мере его возможностей и расставленных приоритетов.

В Вашем медицинском центре возможно составить генетический паспорт. Что это такое?

Правильней сказать его не составляют, а определяют. Каким путем.?
Из клетки крови выделяется ДНК и далее определяется совместно с рядом лабораторий, в этом участвуем не только мы, определяются определенные гены, условно скажем ген инфаркта, ген диабета, ген рака молочной железы и т. д. Это те гены, которые указывают на возможное развитие заболевания. Не значит, что стопроцентно это заболевание проявится, а всего лишь риск возникновения, предрасположенность – вот что такое генетический паспорт. Имея это, уже можно доктору или конкретному человеку думать какие шаги предпринять.
Есть еще программа по био-совместимости питания – тоже новейшее достижение, мы тоже это определяем. Совместимость продуктов по реакции антиген-антитело – тоже очень важный момент.

Как биорегуляторы корректируют эти найденные неправильные гены инфаркта или диабета?

Пептиды, комплементарно взаимодействуя с ДНК, уменьшают активность какого-то неправильного гена, т.е. синтез определенных белков; или, если хороший ген угасает, то он его активирует и нужные белки воспроизводятся. Это регуляция синтеза белков.

А кто является пациентами этих медицинских центров?

 Мы особо никого сюда не приглашаем. Если человеку нечего есть и пить – то он скорее не будет бегать по медицинским центрам. Думаю, когда человек достигает какого-то уровня, положения, он начинает думать о своем здоровье. Раньше при социализме говорили: «Загоним всех в счастливое соцбудущее». Но такого не бывает, все происходит по мере созревания умственной материи, созревания человека как личности - человек задумывается о безопасности своего здоровья, своего существования, о дальнейшей реализации себя как личности. Если человек болен – какой вопрос личности, он ничего сделать не сумеет. Почему я занимаюсь здоровьем? Чтобы мое тело не мешало моему мозгу. Когда человек до этого доходит он и начинает думать о сохранении своего здоровья.

Как Вы прогнозируете развитие пептидной фармацевтики?

Прогнозирую, что в ближайшие 10-15 лет пептидная фармацевтика станет важнейшим направлением в мире.

Спасибо всем за внимание! Дай Бог всем здоровья и долголетия!

Вы можете подобрать нужные Вам пептидные биорегуляторы, разработанные профессором Хавинсоном в нашем магазине.

 

Комментарии   

 
Борис Николаевич
+2 #1 Борис Николаевич 20.09.2013 09:33
Очень интересная статья. Я бы сказал больше интригующая, будем ждать появления научных трудов русских ученых в области изучения пептидов.
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Ваша корзина

 x 
Корзина пуста

Социальные сети

Комментарии.